• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:02 

Гондолин 2016

А ещё в Гондолине жила эльфийка из племени авари...
Да, жила. В Доме Крота. Её звали Ал-Эдель. Попала она в Гондолин очень просто. Когда-то большинство родственников и друзей её матери ушли в Аман под предводительством великого лорда Финвэ и теперь, когда многие нолдор вернулись, в народе Турукано оказалась племянница Ал-Эдели и ещё несколько человек, которых она знала до разделения. Она решила пойти с ними вместе в потаенный город, т.к. незадолго до того попала в переделку с орками и насмерть перепугалась.
Но испуг время спустя забылся, а вот культурный барьер между ней и нолдор из Амана с каждым днём ощущался всё сильнее. А тут как на зло - казнь Эола! Ещё замкнутее стала с той поры Ал-Эдель, теперь вместо журчанья фонтанов и великолепного пенья владыки Тургона она предпочитала слушать стук молота по наковальне или просто тишину. Она почти не появлялась на праздниках, а все новости доходили до неё в последнюю очередь. Истинные свои мысли теперь поверяла она только бумаге (не зря же нолдор её писать научили)...

Отчаяние.
Посвящается Эолу Нан-Эльмотскому.

На бессчётных дорогах моих ты меня приютил ненароком,
Сократив мою вечность на лишь в вечности мыслимый срок...
Проклинаю тебя, эльдар проклятых проклятый город!
Держат стены твои, как и Ангбанд держать бы не смог.

Здесь полуденный зной не печёт и не студят вечерние тени,
Но блаженство такое - лишь врагу от души пожелать.
И наступит ли день, когда, дрогнув, рассыплются стены,
Что держали меня, как и Мандос не стал бы держать?

Знает всякий, кто жил - ничего не бывает случайно.
И не только беду очень часто приносит беда...
Эол в Мандос ушёл вот из этих вот стен лучезарных,
Чтобы кто-то однажды из них же - ушёл не туда.

В боевые колонны построились тысячи орков,
И к мишени протянута Мелькора злая рука...
Пусть задушат тебя, эльдар проклятых проклятый город,
Даже если с твоей и моя оборвётся строка.


Сладкий сон.

Мне сон приснился сладкий:
Бегу я без оглядки
Из Гондолина прочь.
Я стражей перебила,
Хоть мне их жалко было,
В ту радостную ночь.

Я быстро миновала -
Во сне ведь всё бывает-
Сто сорок дивных врат,
Осталось ещё двадцать,
Но с ними-то я справлюсь -
Не поверну назад.

Открою все ворота
И вот она - СВОБОДА!!!
И орки тут и там...
Нет, орков не боюсь я!..
Но, вспомнив их, просулась...

А близко были так
Последние врата!..

Вот такие стихи можно было обнаружить в ящике стола Ал-Эдели после казни Эола Тёмного Эльфа. Ага, она сама ушла с народом Тургона, её никто не гнал, а потом... Чувство благодарности, похоже, как рукой сняло... Но оно вернулось, когда город пал и Ал-Эдель увидела смерть тех, с кем рядом прожила четыреста лет. Её стихи о Гондолине после этого были бы переполнены любовью и болью, но написала ли она их - мы не знаем, ибо не знаем ничего о её последующей судьбе: спаслась ли она?

А ещё она рисовала. Вот портрет её лорда.


А это рисунок фрагмента ковки с ворот Маэглина. Этот проект никогда не был ни доведён до конца, ни реализован.


PS. А вот ещё стихотворенье от лица Ал-Эдели, но публиковать его можно только PS... Да и то, можно ли? В общем, апокриф, подделка последующих эпох! Вот оно:

Сбылись Мелькора злые мечты, но смирите сужденья,
Может это Илуватар чью-то услышал молитву,
Или выхода нет для того, кто другим закрыл выход,
Или Эола кровь чуть святее, чем джем и варенье.

Да, виднее с небес капля слёз, чем огромные реки,
И ЭРИНИЯМ ПО ФИГУ - ГРЕКИ ВЫ ИЛИ НЕ ГРЕКИ!

13:40 

балрог balrog_by_ithilnor-d6ydsn8

18:29 

Гибель энтиц.

Пестрит кострами синий полог тени,
Нависший над цветущими садами,
И медлит гаснуть алый луч заката
На листьях настороженных растений.

Кажется кронам, словно день вокруг,
Когда корнями ночь уже владеет,
Вползая по стволам с земли на небо -
Вершится вековечный суток круг

Размеренно в войну и в дни покоя.
Звёзды взошли и, словно на призыв,
Им отвечали, разгорясь, костры.
Повсюду отдыхали перед боем.

На утро бой. Ожесточенны лица.
Вытаптывают пашни племена.
И показалось многим, что война
Даже деревья побудила биться.

Рубили головы двуногие двуногим
Под сенью яблонь, вишен, а потом
Кто-то сказал, что не пришел никто
Обратно, словно кто-то видел строгий

Взгляд дерева, смотрящий на бойцов
Из-под ресниц зеленых. Не один
Клялся тогда, что видел - ствол ходил,
И гордое описывал лицо,

И руки, что разили нападавших
И сокрушили многие ряды...
Помог огонь - горели в нем сады
И пеплом удобрялись рядом пашни.

Быть может это сказки, чудеса,
Но слышались, рассказывают деды,
Стоны предсмертные сжигаемых деревьев
И славшие проклятья голоса.


Кхазад-дум.


Письмена, что очам предстают сейчас вашим,
Королевства священного гномов поведают кратко
Историю долгую. Как основал его Дурин,
Что Бессмертным зовётся; он жил очень долго,
И шесть раз возвращаться ему суждено к этой жизни.
Он, уйдя от горы Гундабада, в Мглистые
Горы пришёл и собрал там народ свой.
Карадрас, Келебдил, Фануидол – эльфы зовут те
Горные пики, что высятся в центре. Народы
Другие зовут их кто так, кто иначе.
Дурин под ними устроил своё королевство --
Тронный зал королей и другие прекрасные залы,
А ниже глубокие шахты, богатые многим,
Двое ворот на восток выходили и запад.
На запад – в Эрегион, к эльфам, с которыми гномы
В те годы дружили. А сделал ворота те Нарви.
А эльф Келебримбор эльфийскими рунами надпись
Сделал на них. Уже нету давно их обоих.
Память – бессмертье для смертных. И для бессмертных.
На долину Тёмных Ручьёв выходили вторые
Ворота, восточные, к Озера глади священной.
Кровью залита долина та, в песнях воспета.
Семь звёзд и корона, молот и наковальня –
Это герб королей, что от Дурина род свой
Вели, и чьи троны в Священных Чертогах.
Дурин Шестой был последним. А ныне в руинах
Великолепные прежде подгорные залы.
Было богато тогда Королевство великое гномов
Разным богатством. Но одно было всех превосходней-
Митрила жилы лежали в подгорных глубинах.
Гномы трудились упорно всегда и, за горизонтом
Горизонт отработав, спускались всё глубже и глубже.
Митрила жилы светились во тьме доначальной,
И не было тьмы — свет струился из шахт серебристый.
Но судьбой уже был предначертан конец Королевству,
И королю, и изделиям многим, и изделия те сотворившим.
На глубинах немыслимых свет серебристый сменился
Алым, багровым, с опереньем из черного дыма.
Грохот стоял, но уже не от молотов гномов.
Погибло величие в пламени злом и разумном,
Роком Дурина прозван Огонь тот, его погубил он
И Наина, сына его и наследника трона.
Уцелевшие гномы бежали и Бездною Черной
Стали воистину залы пустые обители гномов.
Позже гоблины мерзкие ту заселили святыню.
Восемь столетий спустя после этих событий
Трор, наследник законный, попытался вернуть Королевство.
Но был убит предводителем орков Азогом. И великой
Войны то деяние стало началом.
Ибо Нара рассказ об увиденном им был ужасен.
Желаньем отмщения гномов сердца загорелись.
Три года прошло, пока гномы собрали все силы.
Семь гномьих кланов по оркам ударили вместе.
От Гундабада горы до Метедраса на юге
Мглистых гор изничтожены были все орки.
Война в подземельях закончилась здесь. И в Долине
Тёмных Ручьёв гномы с орками бились жестоко
В битве решающей. Орки сначала верх брали,
Они многочисленны были, а солнце — неярким.
Трайна атака была неуспешной. И ранен
Он сам был тогда, и с ним Торин, которого после
Сраженья того Дубощитом прозвали.
Он, щит потерявши, суком огромным дубовым
От ударов мечей заслонялся. Так стал Дубощитом.
Фрерин погиб там и Фундин, но память живучей
Многих и многого в мире – бессмертье для смертных.
Наин с Железных холмов тогда воинов новых
Привёл на подмогу отряд, неуставший от битвы.
Сам же в атаку безумную бросился Наин
И к воротам приблизился древних Чертогов, Азога
На бой вызывая, чтоб вышел к нему, коль бесстрашен.
Вышел наружу Азог и сразился он с Наином.
И повержен был Наин, сын Трора, врагом своим мерзким.
Но от орков теперь отвернулась удача. В той битве
Сын Наина, Даин, которого Железностопом прозвали,
Азога убил и, убитому, в рот ему гномы
Мешочек с деньгами засунули. Вот, подавись нашим златом!
Гоблинов войско десять тысяч бойцов потеряло
В битве той. Остальные бежали. Но гномы
Тоже так много своих потеряли, что плачет и ныне
Каждый гном, если вспомнит об этих событьях.
Выиграв битву и спор тот кровавый окончив,
Гномы не сделали праздник, не пели победно.
Мало осталось их, многих они потеряли.
Все спешили домой, это место покинуть желая.
И Даин с народом ушёл, не рискнув Королевство
Снова занять, ибо Дурина Рок там таился,
Кто изгонит его? Кто сразиться с ним может? На свете
Есть ли сила такая? Иль будет? Изгнанникам нам неизвестно.
Гномы забрали оружие павших, доспехи –
Всё, что нашли – чтобы оркам оно не досталось.
Трупы сожгли, возле Келед-Зарама срубили
Лес весь тогда для костров погребальных. И виден
Дым от костров тех был даже в лесах Лориэна.

просто мой дневник...

главная