Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:02 

Гондолин 2016

А ещё в Гондолине жила эльфийка из племени авари...
Да, жила. В Доме Крота. Её звали Ал-Эдель. Попала она в Гондолин очень просто. Когда-то большинство родственников и друзей её матери ушли в Аман под предводительством великого лорда Финвэ и теперь, когда многие нолдор вернулись, в народе Турукано оказалась племянница Ал-Эдели и ещё несколько человек, которых она знала до разделения. Она решила пойти с ними вместе в потаенный город, т.к. незадолго до того попала в переделку с орками и насмерть перепугалась.
Но испуг время спустя забылся, а вот культурный барьер между ней и нолдор из Амана с каждым днём ощущался всё сильнее. А тут как на зло - казнь Эола! Ещё замкнутее стала с той поры Ал-Эдель, теперь вместо журчанья фонтанов и великолепного пенья владыки Тургона она предпочитала слушать стук молота по наковальне или просто тишину. Она почти не появлялась на праздниках, а все новости доходили до неё в последнюю очередь. Истинные свои мысли теперь поверяла она только бумаге (не зря же нолдор её писать научили)...

Отчаяние.
Посвящается Эолу Нан-Эльмотскому.

На бессчётных дорогах моих ты меня приютил ненароком,
Сократив мою вечность на лишь в вечности мыслимый срок...
Проклинаю тебя, эльдар проклятых проклятый город!
Держат стены твои, как и Ангбанд держать бы не смог.

Здесь полуденный зной не печёт и не студят вечерние тени,
Но блаженство такое - лишь врагу от души пожелать.
И наступит ли день, когда, дрогнув, рассыплются стены,
Что держали меня, как и Мандос не стал бы держать?

Знает всякий, кто жил - ничего не бывает случайно.
И не только беду очень часто приносит беда...
Эол в Мандос ушёл вот из этих вот стен лучезарных,
Чтобы кто-то однажды из них же - ушёл не туда.

В боевые колонны построились тысячи орков,
И к мишени протянута Мелькора злая рука...
Пусть задушат тебя, эльдар проклятых проклятый город,
Даже если с твоей и моя оборвётся строка.


Сладкий сон.

Мне сон приснился сладкий:
Бегу я без оглядки
Из Гондолина прочь.
Я стражей перебила,
Хоть мне их жалко было,
В ту радостную ночь.

Я быстро миновала -
Во сне ведь всё бывает-
Сто сорок дивных врат,
Осталось ещё двадцать,
Но с ними-то я справлюсь -
Не поверну назад.

Открою все ворота
И вот она - СВОБОДА!!!
И орки тут и там...
Нет, орков не боюсь я!..
Но, вспомнив их, просулась...

А близко были так
Последние врата!..

Вот такие стихи можно было обнаружить в ящике стола Ал-Эдели после казни Эола Тёмного Эльфа. Ага, она сама ушла с народом Тургона, её никто не гнал, а потом... Чувство благодарности, похоже, как рукой сняло... Но оно вернулось, когда город пал и Ал-Эдель увидела смерть тех, с кем рядом прожила четыреста лет. Её стихи о Гондолине после этого были бы переполнены любовью и болью, но написала ли она их - мы не знаем, ибо не знаем ничего о её последующей судьбе: спаслась ли она?

А ещё она рисовала. Вот портрет её лорда.


А это рисунок фрагмента ковки с ворот Маэглина. Этот проект никогда не был ни доведён до конца, ни реализован.


PS. А вот ещё стихотворенье от лица Ал-Эдели, но публиковать его можно только PS... Да и то, можно ли? В общем, апокриф, подделка последующих эпох! Вот оно:

Сбылись Мелькора злые мечты, но смирите сужденья,
Может это Илуватар чью-то услышал молитву,
Или выхода нет для того, кто другим закрыл выход,
Или Эола кровь чуть святее, чем джем и варенье.

Да, виднее с небес капля слёз, чем огромные реки,
И ЭРИНИЯМ ПО ФИГУ - ГРЕКИ ВЫ ИЛИ НЕ ГРЕКИ!

URL
Комментарии
2016-07-28 в 14:14 

Gwailome
Feed my void, What you're waiting for?...(c) Blind Guardian
Классные рисунки) и про греков сильно :cool:

   

просто мой дневник...

главная